Главная » Статьи » Аланы

Аланы в I-IV вв.

Аланское политическое объединение. В I в. начинается новый этап в истории скифо-сарматов. Большинство их с этого времени известны под общим названием «аланы». Новое имя почти одновременно распространилось на огромной территории — на Дунае и на Кавказе, в азово-донских и арало-каспийских степях. Первоначально аланами именовалась сильная группировка сарматских и сако-массагетских племен, вышедшая из степей между Каспийским и Аральским морем. Став господствующей силой в новом объединении сарматских областей и союзов, аланы передали им и свое имя. Поэтому одни древние авторы объясняли читателям, что аланы — это сарматский народ, другие называли их бывшими скифами, третьи — прежними массагетами. И все были правы, потому что аланы впервые объединили скифо-сарматов Восточной Европы и части Средней Азии. В новое объединение вошли крупнейшие сарматские союзы — аорсы, сираки, а также языги и роксоланы, остававшиеся в Северном Причерноморье.
Современники создания аланского объединения хорошо понимали, что «аланы» — это общее название близкородственных племен, которые раньше выступали под разными именами. Римский историк Амми-ан Марцеллин писал об аланах, что они «мало-помалу постоянными набегами изнурили соседние народы и распространили на них название своей народности». Аммиан, живший в IV в., отказывается перечислить разные племена, потому что «с течением времени они приняли одно имя и теперь все вообще называются аланами».
Легкость, с которой новое имя вытеснило старые племенные названия, объясняется несколькими причинами. Во-первых, оно было абсолютно понятным и наиболее подходящим для всех частей скифского мира. «Алан» — так на скифо-сарматских диалектах звучало общее самоназвание индоиранцев «ариана», что означает «арии», «ариец». Во-вторых, существовала культурная основа объединения — общность языка и происхождения, близость хозяйственного и общественного быта. Не случайно уже во И в., то есть сразу после создания аланского союза, возникла единая позднесарматская (или аланская) археологическая культура. Она отличается поразительным единообразием на широких пространствах от Кавказа до Украины и Поволжья. Третья и самая важная причина объединения — в его экономической и политической необходимости. Только централизованная власть могла обеспечить безопасность караванных дорог, которые традиционно контролировали сарматы. А умножение выгод от торговли было необходимо для содержания тяжелой кавалерии. Боевые лошади, вооружение и сама подготовка профессионального во-ина-катафрактария стоили очень дорого. Поэтому сарматская аристократия нуждалась в постоянном и надежном доходе, чтобы сохранять боеспособные дружины. А новая военная знать, формировавшаяся из тяжеловооруженных всадников, стала главной объединительной силой.
Со II в. в сочинениях древних писателей появляется общее имя страны — Алания. Ученые предполагают, что наряду со скифо-сарматами (аланами) ее населяли меотские и некоторые другие племена, подчинившиеся аланским царям.
Хозяйство и поселения. Кочевой и полукочевой быт сохранялся у населения засушливых степей, где главными занятиями были коневодство и овцеводство. Аммиан Марцеллин писал, что у алан-кочевников «нет заботы о хлебопашестве, питаются они мясом и в изобилии молоком, живут в кибитках с изогнутыми покрышками из древесной коры и перевозят их по беспредельным степям». В районах, пригодных для земледелия, сезонные скотоводческие стоянки превращались в постоянные поселения, окруженные пашнями. По словам Аммиана, в стране алан есть «вечнозеленые равнины вперемешку с рощами плодовых деревьев, поэтому, куда бы они ни переселялись, они не терпят недостатка ни в пище для себя, ни в корме для скота. Это производит влажная почва и большое количество протекающих там рек».
Аланы Нижнего Дона и Кавказа жили оседло, занимаясь пашенным земледелием и скотоводством. Сеяли просо, ячмень, пшеницу. В горах и предгорьях скотоводство было отгонным — летом отары овец паслись на альпийских лугах, зимой их перегоняли на равнину.
Создание аланского объединения привело к быстрому развитию городских поселений, становившихся политическими, торговыми и ремесленными центрами. Крупные поселения вырастали в I-IV вв. на путях международной торговли. История большинства аланских поселений Кавказа восходит к кобанским, скифским и сарматским временам. Ски-фо-кобанские поселки не имели оборонительных сооружений. В сарматскую эпоху появились поселения, укрепленные рвами, валами, земляными стенами. Располагая такие крепости по берегам рек, которые служили естественной преградой для неприятелей, сарматы создали действенную систему обороны. В Алании первых веков новой эры началось превращение выгодно расположенных поселений в города. В их числе городища Алхан-кала и Серноводское в нынешней Чечне, Нижний Джулат и Заюковское — в Кабарде, Владикавказское и Брутское — в Осетии, а также многие другие. Великий географ II в. Птолемей упоминает донские города Наварис и Эксополь.
Самый яркий пример — Зилгинское городище в Осетии, не имеющее отечественных аналогов по мощности оборонительных сооружений. Время активной жизни и расцвета Зилгинского городища приходится на I-IV вв. Этот древний аланский город вырос на важнейшей торговой трассе, соединявшей Восточную Европу с Закавказьем и Передней Азией. Он раскинулся на семи холмах и занимал общую площадь в 1 кв. км. Холмы были искусственно досыпаны и разделены рвами. На самом высоком холме располагалась цитадель, укрепленная глинобитной стеной с «панцирем» из булыжника, семиметровым рвом, валом и земляными бастионами. В случае войны цитадель превращалась в неприступную крепость. В мирное время она служила резиденцией провинциального правителя и аристократическим районом города. На остальных холмах размещался посад — здесь жили рядовые горожане: ремесленники, торговцы, земледельцы и скотоводы. Дома строили из кирпича-сырца, полы обмазывали глиной, очаг сооружали из камня и сырца. Припасы складывали в ямы-хранилища. Город был центром развития ремесла — здесь жили гончары, металлурги, ткачи и ювелиры. Многие городские жители, как и население сельской округи, работали на земле — сеяли хлеб, пасли скот. Археологи нашли в Зилге серпы и жернова, остатки проса в сосудах и кости крупного рогатого скота.
Древнее имя этого города пока неизвестно, поэтому он носит условное археологическое название — Зилгинское городище. Как и другие ран-неаланские города, Зилга имела несколько функций. Военно-политическая роль города заключалась в контроле над предгорной равниной и транскавказской караванной дорогой. Здесь же находился административный центр для окружающего сельского населения. Появление поселений, подобных Зилгинскому, возможно лишь в обществе с глубоким имущественным и сословным разделением, с развитыми формами политической власти.
Общественный строй и военная организация. Алания первых веков новой эры была достаточно прочным политическим объединением. С ее созданием в I в. войны между отдельными сарматскими союзами навсегда прекратились. Алания была известна своим соседям как единое царство. Археологические находки свидетельствуют о том, что в походах аланских царей участвовали не только кавказские и донские, но даже закаспийские аланы. Цари Алании возводили свой род к богам и передавали власть по наследству. Армянские и грузинские исторические хроники сохранили имена некоторых аланских царей. Среди них Базук, Амбазук, Гигианос. Женами армянских царей были аланские царевны Сатиник и Ашхен. Династические браки и дипломатические отношения связывали царей Алании с правителями Боспора, Армении, Иберии и других стран.

§ 12. АЛАНЫ В I-IV вв.



Царям Алании служила военная знать. К высшей аланской аристократии принадлежала, например, прибывшая в Армению свита царевны Сатиник. По словам армянского автора, «приближенные великой царицы были прославлены и могучи, принадлежали к высшему сословию и первенствовали в войне». Главой свиты являлся некий Баракадра — «второй (после царя) сановник в государстве». После смерти Сатиник в Армению прибыла аланская дипломатическая миссия, которую возглавлял военачальник Барлаха, наделенный полномочиями действовать от имени царя.
Установлено, что уровень развития аланского общества был более высоким, чем в эпоху сарматских союзов. Скупость сведений о внутреннем устройстве Аланского царства пока не позволяет ученым сделать окончательные выводы. Насколько можно судить по имеющимся данным, Алания первых веков была государственным образованием, продолжающим в новых условиях традиции скифо-сарматской политической культуры.
Значительные изменения в составе и организации войска подтверждают такую оценку. В отличие от своих предков — скифов и сарматов, аланы уже не были народом-войском. Роль рядового населения в военном деле неуклонно уменьшалась. Костяк аланского войска составляли воины-профессионалы. Низшие слои общества редко участвовали в военных действиях, и то лишь во вспомогательных отрядах. Далеко не каждый алан был воином. Кроме сословных, существовали еще возрастные и физические ограничения. «Все, что по возрасту и полу непригодно для войны, держится около кибиток и занимается мирными делами», — пишет Аммиан Марцеллин об аристократической кочевнической среде. Идеология превосходства и богоизбранности военной элиты господствовала в аланском обществе. «Как мирный образ жизни приятен людям спокойным и тихим, так им доставляют удовольствие опасности и войны, — рассказывает Аммиан. — У них считается счастливым тот, кто испускает дух в сражении».
Тяжеловооруженные конные дружины как в мирное, так и в военное время мало зависели от остальных соплеменников. Составляя профессиональное войско, они подчинялись лишь своим военным предводителям и царской власти. Известно, например, что царь Гигианос, вступив на престол, первым делом занялся пересчетом своей армии. Царям принадлежало право принимать решение о заключении мира или начале войны. Можно сказать, что в аланском обществе уже состоялось разделение труда между рядовым населением, занятым в хозяйстве, и знатью, которая сосредоточила в своих руках военное дело и управление. Большинство аланских походов, описанных древними авторами, имели политические цели и были продолжением международных соглашений, в которые вступали аланские цари. Второе отличие аланских войн от нашествий и набегов эпохи военной демократии — участие в них воинов-профессионалов, а не народного ополчения. Не случайно именно к аланскому времени относятся первые упоминания о военном наемничестве. Отныне аланские правители отдают свои дружины внаем. Древние авторы отмечают высокий спрос на аланских наемников и охотное участие алан в чужих войнах.
Внешняя политика и международные связи. Аланы занимали видное место в политической жизни Кавказа, Восточной Европы и Передней Азии. Объединение разрозненных прежде сарматских союзов изменило соотношение сил в огромном регионе древнего мира. Впервые после Скифского царства Алания первых веков стала грозным противником мировых держав — Парфии (Ирана) и Римской империи. Парфия была главной силой, препятствовавшей проникновению Рима на Восток. А римские легионы сдерживали завоевание парфянами всей Западной Азии. Стратегическое значение Кавказа, расположенного между двух морей, делало его желанной добычей для обеих империй. Закавказье превратилось в арену столкновений Рима с Ираном, в котором до III в. господствовали парфяне Аршакиды, а затем их сменили персы Сасаниды.
В этих условиях от надежности аланских позиций на Кавказе зависело слишком многое — прочность положения Алании на равнинах Предкавказья, Причерноморья и Прикаспия, безопасность ее рубежей и выгодный контроль за международной торговлей. Поэтому активное вмешательство в закавказские дела, игра на противоречиях иранцев и римлян сложились в приоритетное направление аланской внешней политики. Противостояние борющимся в Закавказье южным империям во все времена становилось важной задачей для восточноевропейской державы, владевшей территориями от Северного Причерноморья до Кавказа и Каспия. До Алании это было Скифское царство, после Алании первых веков — Хазарский каганат, Золотая Орда, Россия.
Важно отметить, что аланы имели в Закавказье надежный плацдарм, который стремились сохранить. Это древнее скифо-сарматское население южного склона Центрального Кавказа и известное с I в. царство алан-маскутов (массагетов) на нынешней территории южного Дагестана и северного Азербайджана. Немаловажным стимулом для военных походов на юг были хозяйственные ресурсы и цветущие торговые города закавказских стран. Воинская слава и богатая добыча формировали престиж аланской знати, составляли смысл жизни профессионального воина.
В 35 г. аланы совершили поход в Закавказье, вмешавшись в иберо-парфянскую войну на стороне Иберии. Сражения произошли на землях Парфии и Армении, которую Рим руками иберов желал вывести из-под влияния парфян. Парфяне были разбиты, однако и Рим получил в Закавказье нового соперника — алан. Есть сведения, что по наущению армянского царя Тиридата I император Нерон готовил против них большой поход. Смерть Нерона в 68 г. сорвала планы римлян. А уже в 72 г. аланы вторглись в Армению и Мидию-Атропатену, «соединившись с горцами и привлекши на свою сторону половину Иберии», как пишет великий древнеармянский историк Мовсес Хоренаци.
Союзные отношения с Иберией были частью аланской политики в Закавказье. Как известно, горную половину Иберии населяли скифо-сарматы. Из их среды происходили некоторые иберийские цари и вельможи. Знатные иберы носили древнеосетинские имена — Фарнаваз, Саурмаг, Аспарук, Ксефарнуг, Шарагас, Зевах, Радамист и т.д. Тесные политические, военные и культурные связи с древней Иберией стали впоследствии основой сотрудничества алан с ее наследницей — средневековой Грузией.
После вторжения 72 г. парфяне, владевшие Мидией, сами поставили перед Римом вопрос о совместной защите от алан. Свой следующий грандиозный поход аланы совершили в 135 г. на Мидию, Армению и Албанию. В этой войне не только Парфия, но и Рим открыто противостоял аланам. Они столкнулись с легионами римского наместника Каппадокии Флавия Арриана. Между прочим, Арриан был знаменитым историком и в сочинении «Диспозиция против алан» описал военное искусство своих противников.

§ 12. АЛАНЫ В I-IV вв.



В III и IV вв. аланы продолжали активную военную политику в Закавказье и неоднократно вторгались в азиатские провинции Рима. Роль посредника, сохранявшего баланс сил между Аланией и Римом, в Северном Причерноморье выполняло Боспорское царство. Поддержка, которую римляне оказывали Боспору, не мешала аланам развивать тесные политические, хозяйственные и культурные отношения с этим государством. Греческие города Боспора были необходимым звеном в торговле с Западной Европой и Малой Азией. Продукция греческого ремесла пользовалась высоким спросом в Алании. Постоянные связи со скифами, сарматами, а затем аланами привели к постепенной иранизации Боспор-ского царства. Значительная часть его населения имела сармато-аланс-кое происхождение. Многие граждане греческих городов носили аланские имена, одевались по аланскои моде, держались аланских обычаев. Боспорские цари состояли в близком родстве с высшей аланскои знатью и пользовались тронным именем Савромат. На боспорской государственной службе находился целый штат переводчиков с аланского языка. В начале III в. известен некий Ирак, занимавший должность «главного аланского переводчика».
В III в. Северное Причерноморье подверглось нашествию готов. Переселившись с южного побережья Балтийского моря, эти германские племена отвоевали себе место между донскими аланами и дунайскими сарматами. Борьба с готами затруднила сопротивление алан гуннскому нашествию, которое последовало во второй половине IV в.

М.М. Блиев, Р.С. Бзаров "История Осетии"

Категория: Аланы | Добавил: Асс (31 Янв 07)
Просмотров: 2586 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0